• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: семейный легендариум (список заголовков)
01:52 

Фамильные заметки. Четырнадцатая

В гражданском обществе

Михал Михалычу никогда не сиделось спокойно на месте, оттого неудивительно, что когда советская власть начала строить колхозы, то прадед оказался в числе активистов нового дела. Дело двигалось так удачно, что голодную зиму тридцать третьего семья встретила на Украине, полагая, что там легче с продовольствием. Легче там не было и в феврале пришлось вернуться на родную Белгородчину, где прадед с удивлением узнал, что он шпион и активно боролся с рабочим классом на службе у контрреволюционных правительств. Когда это он все успел, Михал Михалыч не помнил, а оттого был отправлен тренировать память на канал «Москва-Волга». Вспоминал почти до войны, однако вернулся, хотя в родное село больше не поехал. Активная гражданская позиция и темные волосы остались в лагере. Новую жизнь прадед начинал с совершенно седой головой. В неполные сорок. Реабилитирован был через пятнадцать лет при Хрущеве. Хоть какой-то толк от земляка.

@темы: Семейный легендариум

02:22 

Фамильные заметки. Одиннадцатая

На Масленице

На Масленице настоятель непременно заходил к Михал Михалычу на блины. Лучше всех те дни помнила прабабка, которая эти блины и стряпала. Ежевечерняя норма блинов у настоятеля и регента была постоянная, и прабабка точно ее называла: локоток. В смысле горка блинов на тарелке по высоте равнялась руке, согнутой в локте и поставленной возле этой самой тарелки

@темы: Семейный легендариум

02:21 

Фамильные заметки. Десятая

На работе

Работать прадеду пришлось, когда старый режим уже закончился, а новый не знал как начинаться. Труд в школе Михал Михалыч совмещал с работой регентом в хоре сельского храма. Жил он за рекой, чуть ли не в километре от церкви, и с настоятелем развлекался, возглашая ему многая лета с порога дома. Голос у настоятеля тоже был знатный, и вокальные состязания проходили почти каждое утро. Благо у советской власти были в двадцатые дела и поважнее.

@темы: Семейный легендариум

02:31 

Фамильные заметки. Девятая

С соседкой

Уже через много лет со дня смерти Михал Михалыча одна из наших соседок пересказывала такой диалог с ним.

- А ее за другого выдали
- И что ж ты, Михал Михалыч?
- А что, на венчании был…
- А потом?
- Ну а что потом? Возвращался и всю дорогу пел «Зачем ты, безумная, губишь// Того, кто так сильно любил»…
- Поди и плакал, Михал Михалыч?
- Да и плакал….

@темы: Семейный легендариум

02:08 

Фамильные заметки. Восьмая

Знал бы прикуп

Отчаянной страстью Михал Михалыча была игра. Шахматы и шашки тренировали логику и мышление, а домино и карты – азарт. Игре он отдавался пламенно, увлеченно и самозабвенно. Когда прадеду случалось ходить за водой, то хату, где сегодня организовано деревенское казино, совершенно точно вычисляли по михалмихалычевским ведрам у порога. Прабабка с этой страстью пыталась бороться, но у нее ничего не получалось. Зато однажды получилось спуститься в погреб и не найти там семенного картофеля, оставленного до весны. Просто карта в тот день Михал Михалычу не шла.

@темы: Семейный легендариум

02:04 

Фамильные заметки. Седьмая

С женой

Диалог пересказывался в семье поколениями


- Анфиса, чулки подтяни!
- Сейчас….
- Анфиса, ты меня слышала?
- Да, сейчас…
- Анфиса!
- Да не видит же никто! Кто тут?
- Я тут! – кулаком по столу.

И это "я тут!" Михал Михалыча сделалось хрестоматийным и всегда повторялось моими тетками (его внучками) с придыханием.

@темы: Семейный легендариум

02:40 

Фамильные заметки. Шестая.

С женой

Прабабке моей Михал Михалыч заявлял без обиняков:

- Словом так: пусть мир переворачивается, но в два часа на столе должен быть обед!

Всякий раз, когда у меня спрашивают обедал ли я, я вспоминаю прадеда.

@темы: Семейный легендариум

02:39 

Фамильные заметки. Пятая.

С женой

Как повстречал мой прадед мою прабабку – я не знаю. Зато знаю, что моя тетка, внучка прабабки, пытала ее в свои шестнадцать: «Бабушка-а-а-а, а ты любила деда?». «Без памяти», - отвечала прабабка и продолжала вязать.

@темы: Семейный легендариум

16:35 

Фамильные заметки. Четвертая

С Буденным

В гражданскую прадед был кавалеристом под началом Буденного. Уж не знаю за какие заслуги, но как-то командарм пригласил прадеда попить чаю. Своих орденов и медалей советская власть по ту пору еще не изобрела, а вместо них Семен Михайлович вручил прадеду перстень. На одной из деревенских посиделок Михал Михалыч похвалился перстнем и даже пустил его по рукам посмотреть. С тех пор перстень присутствует только в семейных рассказах.

@темы: Семейный легендариум

16:34 

Фамильные заметки. Третья

Еще несколько набросков из цикла

С девицей

Прадед оканчивал духовное училище. После выпуска стоял выбор: либо сан и приход, либо школьным учителем. Прадед пошел учителем.
По молодости отбоя от поклонниц у него не случалось. Какая восторженная девица досаждала ему своими воздыханиями. Михал Михалыч был непреклонен. Видя эту индифферентность, девица написала ему письмо в духе пушкинской Татьяны. Онегиным прадед не был. Он взял красный карандаш, исправил в письме все орфографические ошибки и вернул его обратно. На этом все и закончилось.

@темы: Семейный легендариум

02:22 

Фамильные заметки. Вторая

В людях

Несмотря на вольный нрав, отец моего прадеда основательно выучил детей (среднее образование у троих, и у одного – высшее). Старший, Иван Михайлович, по неведомой причине пропустил экзамены в институт, и оттого ему светил год безделья. Но по фамильной природе не растерялся и потребовал созвать экзаменационную комиссию, заверяя, что сдаст все необходимое в один день. От удивления руководство института решило поглядеть на это диво. Так Иван Михайлович получил высшее образование, незадолго до Первой мировой. Финт ушами старшего брата решил повторить и Михал Михалыч, когда собрался выпуститься из духовного училища на год раньше. Руководство училища экспромтов не любило и отрядило к прадеду на экзамен некоего протоиерея. Законоучитель знал свое дело, и в семидесяти апостолах Михал Михалыч запутался.

@темы: Семейный легендариум

02:21 

Фамильные заметки. Первая

Обещал! Начинаем.

В семье

В семье прадеда царило нарочито подчеркнутое уважение к ее членам. Перечисляя своих братьев и сестер, Михал Михалыч основательно загибал пальцы: «Иван Михалыч, Яков Михалыч, Анна Михаловна…». Семья оказалась в Центральной России откуда-то с низовий Волги и страсть своего отца к перемене мест прадед усвоил основательно.

@темы: Семейный легендариум

03:33 

Понятна мне времен превратность

Я, собственно, зачем эту свою детскую мордашку размещал….
Есть мысль записать набросками пару-тройку семейных преданий. Пожалуй что и тег по этому поводу введу. Заодно и попробую что это такое.

Поехали.

Мой прадед

У любого нормального человека четыре прадеда. У меня – пара слов об отце отца моей матери. Звали его Михал Михалыч (впрочем, Михаил Михайлович, конечно, но все звали его только Михал Михалычем) и был он в высшей степени эпичным деятелем. Случись ему жить в эпоху интернетов, то непременно бы он заслужил звание тролля восьмидесятого уровня. В живых прадеда я не застал (он умер за шесть лет до моего рождения), а оттого рассказы о нем моему сознанию кажутся полулегендарными.

@темы: Семейный легендариум

Хроники былого и текущего

главная